Как Михаил Иванович поссорился с Алишером Музаффаровичем

Статьи — 13 август 2015 14:14

Иеромонаху отцу Михаилу (в миру генеральному директору международного Благотворительного Фонда Святителя Николая Чудотворца, Почётному гражданину города Ейска и Ейского района Михаилу Чепелю) запрещено участвовать в церковных службах на территории Ейской и Тимашевской епархии. Своим мнением о том, почему это случилось, он поделился с журналистами газеты «Совет Приазовья», придя в редакцию.

Война миров

В Евангелии от Матфея (7,15) есть предостережение: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные». О тяжести грехов сребролюбия, жадности и зависти писали многие святые. А власть - большое испытание соблазнами, которое выдерживают далеко не все люди. Как простому смертному разобраться: перед тобой слуга народа или пастырь в овечьей шкуре? Очень просто - судить о пастырях надо по поступкам. Так же, как, впрочем, и о каждом из нас…

Не так давно в нашей газете было опубликовано интервью генерального директора Благотворительного Фонда Святителя Николая Чудотворца, иеромонаха и Почётного гражданина города Ейска и Ейского района Михаила Чепеля («Разговор с советником главы района», «СП» № 71 от 16.06.2015). Оно вызвало большой читательский резонанс. Ещё бы: человек воцерковлённый выступает против строительства очередного православного храма на ейской земле. Разве такое возможно? Очень даже, если рассуждать с позиции государственного и глубоко верующего человека. Если руководствоваться в делах и помыслах интересами паствы (читай народа), а не епархии как учреждения и не своими личными. Напомню, что на территории дотационного, не очень крепко стоящего на ногах района собираются построить огромный собор. По информации из источника, близкого к официальному, примерная стоимость строительства храма, макет которого уже существует, оценивается в 300-600 миллионов рублей.

Интервью было сенсационным. Говорят, что оно привело епископа в негодование. Возможно, именно потому, что в нём иеромонах выразил свою позицию по строительству собора открыто, епископ резко изменил к нему отношение. Но Михаил Иванович своё мнение не изменил и менять не собирается. Сам о себе говорит, что рассуждает как хозяйственник и экономист (когда-то работал в ОБХСС). «У нас все храмы полупустые. И новый будет убыточным, - говорит Михаил Чепель. - Епископ утверждает, что храм строится «на перспективу»: под новый микрорайон, который возведут рядом с храмом в будущем. О каком строительстве храма может идти речь, если приход ещё не создан?.. А уже сейчас большое количество священников в Ейском районе без жилья скитается по квартирам. Как отец родной, он должен, прежде всего, помочь тем, кто служит народу и ведёт его к Богу… Впрочем, в своей речи при хиротонии епископ также клялся служить народу и вести его к Богу»…

В том интервью Михаил Чепель озвучил своё мнение, свои мысли. Не претендовал на истину в последней инстанции. Не рассчитывал, что их примут к сведению. Только мышление у него государственное, ведь всю жизнь работал на государство и Церковь. Решал задачи безопасности страны, в том числе и экономической. Значит, рассуждал не как обыватель и дилетант. За что, видимо, и поплатился…

Есть такая народная мудрость: новая метла по-новому метёт. Но есть и другая: со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Именно эти две пословицы приходят на ум отцу Михаилу, когда он анализирует работу епископа в Ейском районе. Как известно, начало его правления ознаменовалось скандалом в одном из ейских приходов. Прихожане, недовольные отставкой настоятеля, устроили «митинг протеста». «По моему мнению, решение проблемы с прихожанами-«бунтовщиками» полностью провалено абсолютно бездарным руководством. А ведь я был на грани её решения, и приход был настроен очень мирно… Да, настоятель храма был весьма своеобразным человеком. Но он работал, платил налоги, и у него была паства, которую новое епархиальное руководство просто проигнорировало. Если ты - пастырь добрый, ты девяносто девять овец оставишь в загоне и пойдёшь за одной овцой, а потом положишь её себе на плечи и понесёшь. А там было двести человек, и к ним никто не вышел… Мне кажется, что с приходом епископа прихожане из ейских храмов стали «разбегаться». Развалы и скандалы пошли по всей Ейской и Тимашевской епархии. Чего стоит громкое дело в Кущёвской. И на службах в Ейске людей всё меньше и меньше, но это, похоже, не волнует новое церковное начальство…» - рассуждает Михаил Чепель.

Чепель под запретом!

Недавно епископ Ейский и Тимашевский Герман запретил иеромонаху и директору Фонда Святителя Николая Чудотворца участвовать в службах, которые проходят в храмах Ейской и Тимашевской епархии. По церковным канонам отец Михаил (Чепель) имеет право участвовать в службах (сослужить) во всех православных храмах мира. Он не под запретом, не под церковным судом. У него имеется специальная справка, удостоверяющая этот факт и подписанная митрополитом Красноярским.

До сих пор никому из священнослужителей не приходило в голову спрашивать у Чепеля справку митрополита. Ведь он - один из немногих иеромонахов, имеющих 9 очень ценных орденов РПЦ.

Михаил Иванович сделал для развития РПЦ на юге России так много, как никто другой. В строительство храмов в Ейском районе вложил не просто миллионы - десятки миллионов рублей! И, конечно же, участвуя в службах в возведённых на средства возглавляемого им фонда храмах, вместе с батюшками и прихожанами он испытывает чувство радости и сопричастности к возрождению православия на его малой родине. Пардон, испытывал…

У иеромонаха отца Михаила (Чепеля) была договорённость с владыкой Германом (Камаловым), которая действовала до недавнего времени. Согласно этой договорённости Михаил Иванович мог приходить в храмы и участвовать в службах. Кроме того, было благословение владыки на это благое дело, о котором знали многие священнослужители епархии.

21 июля Михаил Чепель в очередной раз приехал на малую родину в Ейск из Москвы, где живёт и работает. Позвонил одному из знакомых батюшек, узнав, что 26 июля у того в храме служба, и выразил намерение участвовать в ней. Батюшка, соблюдая субординацию, позвонил епископу и испытал лёгкий шок, услышав ответ: «Я его (иеромонаха отца Михаила, в миру Почётного гражданина города и района Чепеля - авт.) на службу не благословил!»

Михаил Иванович в непонимании звонит владыке. И слышит от него, что тот не видел справку, подписанную митрополитом и разрешающую иеромонаху участвовать в службах.

- Я покажу вам её! - растерянно предложил отец Михаил.

- Привозите! - смилостивился владыка Герман…

«Епископ молча посмотрел на справку, подписанную митрополитом. Я чувствую, что ему нечего сказать, но тоже молчу, - рассказывает Михаил Чепель. - И тут он позволил себе как-то вскользь не слишком лицеприятные высказывания в отношении митрополита. Мне это было слышать неприятно, ведь мы с митрополитом несколько пудов соли съели ради православия. И я, вернувшись к теме разговора, сказал, что хочу служить по всей Ейской и Тимашевской епархии, в строительство всех храмов которой от Ейска и Ленинградской до Кущёвской я, по иронии судьбы, вкладывал немалые средства. И у меня есть справка, подтверждающая, что я могу служить в православных храмах всей России и мира… Знаете, что ответил епископ?.. Он сказал мне: «Ну, я не знаю, как там у вас в России, а у нас в Ейском районе другое мнение!» В общем, на мою просьбу мне в ультимативной форме ответили: нет».

«Значит, вы объявляете мне войну?» - спросил епископа Чепель. Епископ промолчал, и иеромонах расценил молчание как знак согласия. «Если вы объявляете мне войну, я принимаю ваш вызов, но буду очень милосерден и очень точно справедлив», - ответил Чепель, после чего вышел из кабинета.

До сих пор Михаил Иванович не может прийти в себя. «Я не понимаю! - говорит он в недоумении. - Я - пожизненный член Поместного собора, что по статусу даже выше Синода. И по этому статусу епископ просто обязан уважать это звание, не говоря уже о том, чтобы формально, как мне кажется, придираться к законным документам.

Чтобы понять, какую сложную гамму чувств испытывает Чепель в сложившейся ситуации, нужно знать, что понятие епископата он очень уважает. Этому уважению он научился у святого преподобного Серафима Саровского, житие которого читал в восхищении. При виде епископа святой падал ниц, боясь поднять глаза. Поэтому институт епископата для него священен. И как иеромонах осуждать епископа Германа он не вправе. Но для Михаила Чепеля абсолютно непонятны мотивы некоторых поступков человека Алишера Камалова (так зовут епископа в миру), обладателя высокого церковного сана.

Если б я был султан…

Почему Алишер Музаффарович, мягко говоря, недолюбливает Михаила Ивановича?

Прихожане рассказали Михаилу Ивановичу, что за время руководства епархией народ дал Алишеру Музаффаровичу Камалову ни много ни мало четыре клички. Озвучить их в газете не представляется возможным, но уже сама возможность появления клички у церковного деятеля настораживает. И мне кажется, что стилистика прозвищ свидетельствует о не самых лучших человеческих качествах их обладателя…

Генеральный директор Благотворительного Фонда Святителя Николая Чудотворца Михаил Чепель очень хочет участвовать в службах в храмах, в строительство которых вкладывал деньги, когда Алишер Камалов был ещё безусым юнцом. Он пытается объяснить, какие человеческие качества могут стать причиной того, что он «остался не у дел» и не может больше сослужить ейским батюшкам. По мнению Чепеля, таким качеством, прежде всего, является зависть: «Меня народ очень уважает, - говорит Михаил Иванович. - Для народа я являюсь примером отношения известного человека к малой родине. И этим горжусь».

Также Михаилу Ивановичу кажется, что ещё одним человеческим качеством, из-за которого ущемлены его права, может быть гордыня. «Мне Алишер Музаффарович Камалов часто предлагал перейти к нему на работу, в один из отделов епархии. Почему же он митрополита не примет к себе пономарём?! Ведь он знает, что я директор международного благотворительного фонда. К тому же я инок другой епархии, Красноярской. И не могу место службы менять без причины. К тому же как гражданин Камалов для меня не авторитет».

Впрочем, сослуживцы говорят об Алишере (в крещении Алексии) Камалове, что раньше он был совсем другим человеком. И тут Михаил Иванович вспоминает притчу о друге и султане. Росли два друга. Один из них стал султаном. Когда друг захотел султана навестить, тот его две недели держал перед закрытой дверью. Вошёл друг к султану, смотрит по сторонам, напрягается. «Кого ты ищешь, я здесь, перед тобой!» - кричит султан. «Трон вижу, а друга и человека не вижу», - ответил гость.

Михаилу Чепелю повезло: он давно уже дружит с митрополитами старой школы. Это, например, владыка митрополит Исидор. Эти люди всегда являлись образцами для паствы. В них никогда не было стяжательства. Например, Исидор живёт на непрезентабельной улице, по которой «мотаются» трамваи. И вся церковная «старая гвардия» живёт по этому принципу. А были и патриархи всея Руси, которые кроме келейки и лавочки с овчиной для сна ничего не имели. Один из архиереев в царской России говорил, что дьякон должен иметь зарплату 30 рублей, батюшка - 20 рублей, а архиерею и 5 рублей достаточно. Потому что, чем выше сан, тем меньше нужно священнику мирского.

Но, видимо, испытание троном, властью оказывается слишком сложным не только в миру, но и в церковной жизни… Надеемся, что противостояние Алишера Музаффаровича и Михаила Ивановича закончится в лучших канонах и традициях православия, и готовы предоставить газетную площадь для выступления всем заинтересованным в разрешении конфликта лицам: как светским, так и духовным. Следите за публикациями «Совета Приазовья».

Ирина БОЙКО. «Совет Приазовья» 6-12 августа 2015г.